Криворізька міська організація політичної партії «Сила Людей»

Олимп, Война и Мир Александра Курепина

Александр КУРЕПИН, совладелец и руководитель кинотеатра «Олимп» в Кривом Роге, успешный предприниматель. В апреле 2014-го получил повестку, мобилизован, более года был командиром взвода 93-й бригады, пройдя Авдеевку, Пески и другие горячие точки АТО.

александр курепин

Мы почти привыкли говорить о войне. Иногда срываясь на крик, чаще – зависая в горькой тишине, прислушиваясь к собственному пульсу. Живой. Мы помним один из первых социальных милитаристских видеороликов, когда среди воинов в камуфляже – менеджер, водитель такси, спортсмен, начальник отдела продаж крупной компании… Сегодня говорим с руководителем кинотеатра «Олимп», город Кривой Рог, сентябрь 2015-го. На его руке – желто-синий браслет-фенечка из мелких резинок, который недавно сплела его 10-летняя дочь. Это история о том, когда человек выходит с прямой спиной из бизнеса и из-под обстрела. А после спокойно принимает решение своими силами ломать архаичную Систему, которая броней нависла на перспективе этого города. «Сила Людей» Кривого Рога – это и Александр Курепин, бизнесмен и ветеран АТО.

ОЛИМП

– Какой самый яркий эпизод вы связываете с историей кинотеатра «Олимп»?

– Я очень хорошо запомнил открытие кинотеатра в 2003 году – старт совпал с выходом в прокат фильма «Матрица. Революция». С тех пор в Украине случились две революции и война. Я хочу думать, что эти глобальные изменения, через которые все мы проходим сейчас, помогут выбрать правильный путь и не оступиться.

 

– В 2003 году кинотеатр «Олимп» получил в Кривом Роге вторую жизнь. Так начиналось коммерческое кино в городе. Расскажите, как это было.

– Кинобизнес – это идея моей супруги. Тогда это казалось довольно рискованным, мы решились взять коммунальный кинотеатр в аренду с возможностью выкупа. Уже через год кинотеатр «Олимп» перешел в нашу собственность, и мы начали первые инвестиции в его работу. Чуть позже построили второй зал и полностью поменяли оборудование. Кроме нас, в те годы в Кривом Роге действовал еще только кинотеатр «Современник», с которым мы работали в паре. «Олимп» был «первым экраном», «Современник» – «вторым». Тогда фильмы приезжали к нам на обычных бобинах, 2-3 недели были в нашем прокате, после чего мы передавали эти бобины «Современнику». 5 бобин для одного фильма, живая плёнка в кинотеатрах – понятно, что нынешние условия в развлекательных центрах существенно отличаются от украинского кинобизнеса в начале «нулевых».

олимп, война и мир александра курепина-7

– Какие сложности существуют в украинском прокате сегодня на фоне технических преимуществ?

– Мы теряем нашу публику, которая вечером беззаботно шла в кино. Уже третий год подряд наблюдаем падение количества посетителей. Ранее в «Олимп» приходили около 180 000 посетителей ежегодно. За 2014 год нас посетили 120 тысяч человек, и очевидна тенденция к снижению этого уровня. Сейчас у людей другое, не совсем праздничное настроение, а также финансовое положение.

 

– Где вы работали до кинотеатра «Олимп»?

– Я был владельцем продуктового магазина «Украина» по улице Лермонтова. Мы открыли этот магазин сразу после окончания института, и он довольно успешно проработал около 13 лет. Я рад, что всё это время со мной остаётся кино – мне это дело действительно нравится и приносит душевное спокойствие. Сейчас мы в кинотеатре выполняем небольшую реконструкцию, меняем оборудование, экраны и 3D-систему. Посмотрим, какой эффект это привнесет в работу кинотеатра. Это наш семейный бизнес, поскольку непосредственно директором кинотеатра «Олимп» является моя супруга.

 

– Сколько людей у вас в подчинении?

– Более 30 человек.

 

– Какое кино любите вы?

– Все-таки HOLLYWOOD. При всем уважении к европейскому кино.

 

– А в Европе часто бываете?

– Да, путешествия – это моё хобби. Люблю поездки и в европейские страны, и по Украине. Недавно был проездом в Черновцах – очень понравился этот небольшой красивый город! Я не люблю мегаполисы. Часто по рабочим делам езжу в Киев, но там все бесконечно бегут, постоянное движение плюс пробки. Не переношу этого. Это не совпадает с моим ритмом.

 

 

РЕВОЛЮЦИЯ

– Были ли вы в Киеве во время Майдана?..

– В начале декабря 2013 года мы приехали в Киев на «Кинорынок» – это форум для украинских прокатчиков, который проходит в столице два раза в год. После форума я пошел посмотреть, как живет Майдан, почувствовать эту атмосферу. Я долго жалел, что не попал в Киев в 2004 году – тогда жена была на 7 месяце беременности, я не захотел её оставлять.

Так вышло, что на Майдан 2013-го я впервые попал в ночь на 11 декабря, когда планировался первый штурм митингующих. Я сразу почуял всю эту зависшую тревогу над центром Киева… Сначала я, как и все, разбивал лед, помогал разносить чай и еду… Уже глубоко ночью оказался вверху на Институтской, один, телефон разрядился, мороз до -16. Начал усиленно прибывать «Беркут» и внутренние войска, – в тот момент впервые стало страшно, честно говоря. Начались первые потасовки, прорывы, машины скорой помощи не пропускали в центр, понемногу из наших рядов выносили избитых людей… Тогда я понял, что с Майдана не уйду до утра. Это та ночь, когда звонили колокола Михайловского собора, я слышал голос Русланы и «Вставай» «Океан Ельзи». Мы выстояли. На протяжении всей той недели в Киеве я приходил ночью на Майдан после дневных активностей «Кинорынка». Однако после той попытки штурма на Майдане уже каждую ночь находилось не менее 5-7 тысяч людей.

 

– Вы почувствовали, что Украина должна измениться?

– Меня лично очень утомила предыдущая власть. Нам всем тогда стало понятно, что изменения необходимы, Украина выбирает иной путь. Я понял, что сам хочу быть частью этих изменений, сделать для этой страны всё, что смогу. Потому и сейчас принял для себя решение баллотироваться в местную власть в Кривом Роге, потому что этот город нуждается в качественно новом уровне муниципального управления и развития.

 

ВОЙНА

– С этой мыслью вы вернулись в город с передовой, с выжженной донецкой земли. Как вы попали на войну?

– 17 марта 2014 года была объявлена мобилизация, 1 апреля вечером я получил повестку в военкомат. Это первая волна мобилизации, я ни на секунду не засомневался, идти ли, только закончил кое-какие дела…

– Вы служили в армии?

– Да, в комендатуре криворожского гарнизона, которой сейчас уже не существует. Водитель по воинской специальности. В армии держал автомат в руках всего раз, на присяге, и ни разу не стрелял. Это и стало мотивацией в моей мобилизации, поскольку нужно было хотя бы научиться отстреливаться. (улыбается) Я так и сказал жене, и она не стала меня останавливать. В то время общая тревога относительно возможного вторжения была очень выраженной.

В свои 23 года я планировал идти работать в Службу безопасности Украины, но не прошел тогда медицинскую комиссию в Днепропетровске. Мне сказали: «Эта работа не для вас». В 2015 году медкомиссия в рамках мобилизации первой волны сочла меня годным. На следующий же день после медкомиссии я уехал под Новомосковск, попал в роту материального обеспечения 93-й аэромобильной бригады. Я, старшина по званию, стал командиром взвода из 60 человек. Мой взвод был ответственен за подвоз боеприпасов на передовую, но до середины лета 2014 года. мы обеспечивали наши батальоны боеприпасами на дальнем расстоянии, что было неудобно. Вообще, многим бойцам из первой волны мобилизации обещали, что после первых 45 дней на полигоне, уже в мае 2014 года, мы вернемся домой. Вместо этого в июле наша бригада выехала под Донецк.

За нами были закреплены батальоны, которые мы обеспечивали едой, водой и оружием. В июле шло наступление украинской армии, мы один за другим отвоёвывали сёла, городки на востоке Украины. Мой взвод также продвигался вперед, вслед за батальонами мы дошли до окрестностей Донецка, подошли к донецкому аэропорту. Мы выезжали к ребятам в ДАП, Пески, Опытное… Наше место дисклокации было в 27-30 км от этих населенных пунктов. Ближе мы встать не могли, поскольку в нашем распоряжении был очень крупный склад боеприпасов. В случае обстрела и прямого попадания в склад, от взрыва могло пострадать всё село…

Для обеспечения батальонов на передовой мы формировали колонны машин и выезжали на место. Приезжаем, выгружаем снаряды и покидаем передовую, возвращаемся в свой лагерь. Иногда выезжать приходилось дважды в день, иногда 3 раза за сутки. В пути – около часа по бездорожью. Если обстрелы минимальные – разгружаемся быстро, если усиленные – сидим в подвалах до вечера. Приходилось застревать там на несколько суток, поскольку обстрелы не прекращались.

 

– Чувство страха было совсем не похоже на то, что ощущалось в страшные ночи на Майдане, правда?..

– В первые ночи противостояний на Майдане в голову еще не приходила мысль, что тебя могут убить в центре столицы… Первым местом, куда мы выехали к батальонам, стало Старобешево под Иловайском. Мы были там в августе, за несколько дней до трагедии. Уезжали ночью, ехали без карты, без телефонов, мимо горящих деревьев, за которыми в темноте нет ничего… Первая дрожь на войне охватила именно тогда, всё это напомнило фильм ужасов, в котором ты стал главным героем. Вернулись тогда на место дислокации к 4 утра и обнаружили, что наш лагерь обстрелян «Ураганами»… Так едешь по разбитой дороге, вокруг полыхают постоянные взрывы, и ты при этом четко понимаешь, что происходит, когда снаряд попадает в машину с боеприпасами. В результате от машины и ее пассажиров не остается ничего, лишь яма 3х3 на дороге. В пути мы видели много таких ям… Вообще, во взводе под Новомосковском было 60 человек, ближе к передовой поехали только 25. Остальные выбрали для себя другое, к примеру, погрузочные работы на складах в Харьковской области. Некоторые вообще ушли в самовольное оставление части.

 

– Почему вы стали одним из тех, кто оказался в самых горячих точках?

– Я бы не смог сбежать. Не смог бы оставить людей, которые готовы идти со мной. Как командир я нёс ответственность за всех тех 25 человек, которые оказались со мной там.

 

– Вы вообще азартный человек?

– Нет, не азартный. Я не играю ни в автоматы, ни в покер. И совсем не рисковый. Предпочитаю всё тщательно взвешивать.

 

– Помните самый тяжелый день за год службы?

– 3 февраля 2015 года. Выезд к радиолокационной станции близ Опытного. Мы везли танковые снаряды 125 мм для 95-й десантной бригады. Там страшная дорога и постоянные обстрелы. В ту ночь обстрел был максимально сильным, в полном составе нашу колонну не пропустили, дали разрешение только для моей машины, как командиру. Фактически мы тогда выехали под обстрел вдвоем, впервые без сопровождения, без брони. Ехали по кукурузному полю, абсолютно открытому: слева наши, справа враги. Обстрел плотный, вплоть до автоматов. Для меня это страшнее, чем мины и снаряды. Ты своими глазами видишь того, кто по тебе стреляет. Хуже этого нет ничего. Громкие слова о том, что «жизнь свою отдам» ничего не стоят. Ты отдаешь ее тогда, когда у тебя ее забирают.

…В ту ночь под сильнейшим обстрелом я видел лишь малую долю того, с чем ежедневно сталкиваются ребята на передовой. Ближний бой, четверо двухсотых, операционная… После этого сильнейшего боя решили все же вывезти нас из горячей точки. Навсегда запомнил ту дорогу назад: ночь, идет БТР, фары выключены, темнота. В какой-то момент водитель выглянул из окна машины, чтобы разглядеть дорогу, – его тут же всего обрызгало грязью. Грязная, страшная, нелепая война…

 

– Вы стали сильнее. Вы научились стрелять.

– Научился. И я больше не хочу стрелять. Всю свою волю я предпочитаю направить на то, чтобы изменить систему изнутри. Представители это гнилой старой системы все еще приходят на похороны к ребятам-воинам, не имея на это никакого права. Еще совсем недавно они не выпускали из рук российские флаги, в надежде неясно на что. Я не могу видеть все эти политические билборды в городе, я очень хочу настоящих изменений в местной власти. Политическая партия «Сила Людей» опирается на средний класс: это, в том числе, и потенциальный, «ментальный» средний класс. Это и развитие малого бизнеса, и повышение уровня жизни профессионалов – врачей, учителей, ученых, и будущее ответственных студентов, которым сейчас действительно интересно учиться. У всех этих людей появится больше возможностей, если центральная и местная власти создадут для них необходимые условия.

 

– Почему вы не уехали из этого города?

– Запросто мог бы. Продать бизнес и уехать с нормальным капиталом. Но что-то меня всё же держит здесь. Я верю в значительные перемены в Украине. Мы должны приложить все свои силы. Ради тех детей, письма которых я читал в зоне АТО на востоке страны. Письма 14-летних, цветные рисунки 7-летних. Несколько таких писем я до сих пор ношу с собой, храню в своем паспорте. С этими детскими посланиями я выезжал под обстрелами к батальонам украинской армии… «Спасибо вам за мир, за то, что я хожу в школу»… Я хочу, чтобы у этих детей было качественное образование, развитие и будущее. В Украине.

 

БЛИЦ

Курепин Александр Владимирович

  • Родился в Кривом Роге в 1979 г.
  • Знак зодиакаБлизнецы.
  • Спорт – футбол, большой теннис.
  • Образование – КЕИ КНЕУ, специальность «Финансы и кредит».
  • Семья – жена Елена, дочь Виктория (10 лет).
  • Музыка – рок: «Наутилус Помпилиус», «ДДТ», «Океан Ельзи».
  • Книги – фантастика. Сейчас – «Темная башня» Стивена Кинга.
  • Любимый город – Барселона.
  • Историческая личность, которая вдохновляет, – Александр Македонский.

Катарина Маковій

2018-09-17T04:29:05+00:00 27 Вересня 2015|Tags: |